Турист vs путешественник: гамбийский гамбит

Фото: Константин Исааков

 

 

Отправляясь в ту или иную новую для себя страну, все мы (не знаю исключений), как правило, совершаем одну и ту же ошибку. Эта ошибка – завышенные ожидания. Признайтесь, живет ведь и в вас тайная эта надежда – открыть наконец свое эльдорадо? Прямо как в любви: узрев некий романтизированный (нами же) облик, мы наделяем его чертами, существующими, скорее всего, лишь в наших фантазиях. А потом удивляемся: и почему она не та, какой мне мечталось?

С Гамбией у меня поначалу вышло примерно так же – ну, прямо в контексте (если кто помнит) старой песни Александра Городницкого: «Крокодилы, пальмы, баобабы и жена французского посла», действие которой, однако, происходит в соседней, как бы заключившей стройную Гамбию в свои широкие объятия, стране – Сенегале. Гамбия подтвердила мне наличие первых трех сущностей. Из которых особенно запомнились баобабы – с подобно елочным игрушкам висящими на «веревочке» плодами.

Если же под четвертой из них понимать собственно гамбийскую (не «посольскую») женственность как таковую, то… о ней мы поговорим отдельно. А пока замечу: девушки Гамбии для европейского мужчины – почти инопланетянки. И вовсе не из-за цвета кожи – это вообще не имеет значения. Непривычны их лица. По мне, если и влекут к себе гамбийки, то вовсе не только стебелеподобной стройностью, обусловленной особенностями климата и не слишком сытным питанием, а именно что этим своим странным, куда-то в «не наш» мир устремленным внутренним взглядом.

Но это все эмоции. Если всерьез говорить о Гамбии, как о потенциально возможной для России туристической дестинации, то надо бы, пожалуй, сразу расставить акценты: страна это бедная, даже по африканским меркам. Два главных ее города – Серекунда, самый большой, и Банжул, столица – представляют собой череду убогих жилых кварталов, чуть ли не фавел, в тесных строениях которых обитают простые гамбийские семьи с бесчисленным, по-моему, количеством детей. Плюс пара-тройка «центровых» улиц с магазинами, ресторанчиками, отелями, аптеками и государственными учреждениями. Причем все это тоже не «обезображено» архитектурными изысками – красотой зданий, похоже, никогда не были озабочены ни сами гамбийцы, ни «опекавшие» их в прежние времена англичане.

Дороги по стране, в целом, наверное, среднеафриканские: основные трассы весьма гладки, но стоит свернуть налево-направо, к какому-нибудь из отдаленных объектов, и это будут уже практически «американские» микрогорки.

Если говорить о качественной отельной базе, то она пока невелика. Есть дюжина приличных больших отелей с кондиционированным воздухом в номерах, что при здешнем климате существенно. Есть и несколько маленьких, бутиковых, содержащихся вполне по-европейски приехавшими сюда (как правило, по большой любви – к стране или к отдельному конкретному ее обитателю) европейцами – чаще всего, голландцами.

К большинству же кемпов следует накануне поселения внимательно присмотреться в интернете – отзывы точно найдутся: в них вас вполне даже могут встретить не только холодной водой в душе и гоняющим теплый воздух вентилятором вместо кондиционера, но еще и вырубающимся с завидной регулярностью генератором электричества. Но главным сюрпризом здесь окажутся насекомые, которые вызовут, уж не сомневайтесь, у вас отнюдь не восторг исследователя-энтомолога. Комаров, кстати, а уж тем более малярийных, не повстречал ни разу, хотя антималярийными таблетками запасся.

Это я все к тому, что, если вы – турист-отпускник, намеренный  в комфорте и уюте провести свои дни отдыха от «лихорадки буден» (к слову: прививка от желтой лихорадки, сделанная перед выездом, будет не лишней), то вам все это тут придется еще поискать.

А вот если вы – путешественник, да к тому же не избалованный, не капризный… Тут вашему любопытству к миру, вашей жажде «чего-то новенького» будет, чем поживиться.

Мне возразят: ежели речь о неких африканских природных артефактах, то они имеются и в других странах континента. Это так, только вот путешествие по Гамбии обойдется вам несказанно дешевле, чем по большинству из более раскрученных на российском туррынке африканских стран.

Но сначала давайте договоримся о терминах. Чем турист отличается от путешественника? Первый покупает тур у агентства, или напрямую у туроператора, или формирует его самостоятельно в онлайне. Ищет максимально комфортный за минимальные деньги отель, предпочитая, чтобы там его кормили-поили, не особо беспокоили, дав возможность расслабляться на морском песочке и в неге волн. Может быть, иногда «за ручку» отвели бы к какому-нибудь представителю местной фауны, чей образ он смутно помнит по школьному букварю или по «заочным» телетурам. Но, в принципе, можно обойтись и без этого.

Путешественник прибывает в очередную избранную им страну с заранее горящим взором. Он вполне-таки готов спать, где придется, есть в любой придорожной забегаловке. И смотреть, смотреть, смотреть. Особенно, если еще мало что видел.

Гамбия, по большому счету, для второго типа. Хотя… здешние широкие пляжи с песочком, на большинстве из которых есть и лежаки/зонтики, вполне устроят и первый. Но чего-то («турецко-египетского», наверное) ему, туристу, все же при этом будет не хватать.При этом тщательный подбор места проживания и некоторая доля везения вполне могут привести вас в идиллический и комфортабельный курортный уголок с белоснежными скатертями и лазурной водой – правда, в бассейне.

Признаюсь, я жаден до ярких впечатлений и острых ощущений, красивых картинок бытия и чувственных наслаждений, и в этом смысле я, конечно же, путешественник. Но… в качестве одного из скромных экспертов туррынка (видимо, таковым являюсь, раз уж ко мне регулярно обращаются за советами и рекомендациями) просто обязан оценивать каждую новую для себя страну еще и глазами среднестатистического российского туриста.

Такой вот почти шахматный «гамбит» восприятия. И ведь в партии турист vs путешественник каждая из сторон неизбежно  должна чем-то пожертвовать – чтобы рассчитывать в итоге на успех. Кстати, гамбийскую «партию», я думаю, все же выиграет путешественник. А потому мой рассказ будет больше не о том, чего нет в Гамбии, а о том, что в ней можно увидеть глазами исследователя и первооткрывателя.

Неплохие отели в стране, на самом деле, есть. Хозяин одного из них, давно облюбовавший эти края голландец Питер Энгельс встретил нас в своем зеленом и уютном Ngala Lodge, где мы провели первые две ночи, освежающим пивом и светской беседой. А проводил отменным, в европейской традиции, ужином, который сопровождался – немного-немало – фэшн-показом моделей чуть ли не самого известного гамбийского модельера, дамы с хорошими манерами и вполне современным подходом к своему ремеслу. Мне, словом, понравились и наряды, и представлявшие их девушки. Номера в здешних корпусах просторные и удобные, персонал неплохо обучен. Резервировать такой отель, правда, надо очень заранее – он невелик.

 

Еще меньше (всего-то 6 комнат) и еще круче бутик-отель Leo’s – здесь, у кромки бассейна, под шум плещущихся чуть поодаль волн океана нас покормили прощальным обедом (и он был таким вкусным, что я подавился куском стейка), после которого владелица этого оазиса дизайна Нина Вальц, прибывшая сюда из Австрии, показала сами очаровательно оформленные комнаты (всего-то по €100-120 за ночь). И нам вдруг мучительно расхотелось улетать. Даже несмотря на то, что нас ждал комфортабельный лайнер «Брюссельских авиалиний», летающих в Банжул через бельгийскую столицу (один из моих любимых европейских городов, где приятно просто бесцельно послоняться по улицам) с посадкой в соседнем Дакаре.

Из Европы родом и хозяйка кемпа AbCa’s Creek Lodge, разбитого на очень красивой территории, где можно приятно провести вечер, сидя с коктейлем у воды, слушая музыку или наблюдая за гамбийскими танцами, а комнаты в бунгало хоть и гораздо проще, чем в вышеназванных отелях, но для кемпа вполне нормальны.

Есть еще в Серекунде и огромная «Сенегамбия», считающаяся чуть ли не главным местом размещения в стране. На ее пышно-зеленой территории снуют мартышки и плещутся в бассейнах пожилые пары – английские, испанские, а в поисках своего корпуса я несколько раз потерялся. Но это, в целом, вполне приличная «трешка» – и по сервису, и по цене. Так на ее фасаде и обозначено.

Теперь про то, «что посмотреть». Африканская природа (флора с фауной) в Гамбии пусть не роскошно, но неплохо представлена. Прогулка по заливу меж мангровых зарослей на старой лодке с болтливым лодочником, мимо латанных-перелатанных причалов и мостиков – это, конечно, очень фактурно и аутентично с точки зрения «картинки».

Но уж лучше плыть с целью – например, поохотиться на бегемота. То есть, конечно, «пофотоохотиться».

Вы ведь не бывали пока в Кении, Танзании, ЮАР и других странах обитания знаменитой «африканской пятерки» – представителей здешнего животного мира? Вот и начните знакомство с фауной континента (пусть не с «пятеркой», но все же) именно на реке Гамбия.

Осторожно поплавав час-полтора по ее мутным водам, вы наверняка выследите это весьма застенчивое (все прячется и прячется в прибрежных зарослях) и только с виду незлобивое чудище, способное, ежели не в духе, легким движением плечика опрокинуть нечто помощнее, чем ваше суденышко. «Малыш»-бегемотик через какое-то время покажет из воды сначала ушки и глазками, а если терпение вам не изменит, то будете в конце концов вознаграждены и лицезрением его покатой спинки.

А вот кто абсолютно лишен скромности и нелюдимости, так это мартышки. Они тут повсюду, даже транспорт на трассах тормозят – мол, куда разогнался, мне дорогу перейти надобно! В Monkey Park неподалеку от Серекунды сии нахальные существа поначалу измерят вас презрительным взглядом особи более древней, чем «это двуногое в тряпках», но как только заметят в ваших руках еду, уже не отстанут: пообещал – люби, лелей, корми!

Я так и не понял, каков характер у крокодилов, к которым нас без особых предосторожностей подвели на местной крокодильей ферме – то ли этим не сильно симпатичным тварям перед визитом туристов дают что-то «покурить», то ли уж очень сыты они были к моменту нашего посещения. Но до того они оказались равнодушными к нашему присутствию, что кое-кто даже решился погладить свою потенциальную сумочку.

Живут вполне-таки по-хозяйски в Гамбии и вот такие ползуны и бегуны.

Ну, и, конечно, такие зверята.

А еще очень много птиц – всяких-разных: от попугайчиков до канареек.

Через пару недель после нашего визита здесь планировался Международный фестиваль птиц, и кемп, где он должен был проходить, приводили в порядок. Корпуса как корпуса – скорее, для неприхотливого путешественника, а не для капризного туриста. Но ведь витающим в небесах орнитологам, судя по всему, этого и достаточно.

О музеях, которые я вообще-то воспринял тут как часть природы. Тем более, что один из них – этнографический – располагается как раз при крокодильей ферме, и в нем нас окунули в мистику домусульманских верований этих краев. Особенно лично меня заинтересовал персонаж по имени Жужу (вовсе не болонка, а некий дух), помогающий мужчине влюбить в себя девушку.

Еще два гамбийских музея впрямую связаны с временами английской колонизации. Один из них – в рассыпающейся под ветрами и зноем крепости Fort Bullen прямо на берегу – весьма скромен, но представление о романтических временах, когда эти стены бастиона выдерживали регулярные пиратские набеги, все же дает.

К другому надо переплавляться на лодке до острова Kunta Kinteh Island (иначе James Island). Это что-то вроде обломков британской военизированной цивилизации: вон тот кусок стены – бывший штаб гарнизона, здесь некогда располагалась казарма, а тут – офицерский клуб. Восстановить бы…

Интересна экспозиция Национального исторического музея.

Особняком – своего рода музей под открытым небом Wassu Stone Circle. Это небольшие, но странной формы и в странном порядке расставленные (природой?) каменюги, которые кому-то напомнят далекий остров Пасхи, а кому-то наш Манькукунер. Экскурсовод здесь будет рассказывать вам про свой объект загадочные, полные мистики истории и версии, в которые в какой-то момент даже захочется поверить.

о

Сейчас скажу банальность. Самое интересное в Гамбии – люди. И, поверьте, это не фигура речи.

Наблюдал я за лицами и на паромных переправах с берега на берег реки Гамбия, и на здешних рынках – вроде бы обычных южных базарах, шумных, азартных и бестолковых, но торгующие и покупающие здесь создают некое обобщенное лицо толпы, из которого, впрочем, проступают и лица индивидуальные.

А вот в рыбацкой деревне Tanji обобщить толпу у меня не получилось: слишком уж самобытным было каждое из лиц: лодочник, раскрашивающий свою шхуну, коптильщик у рядов заготовленных для обработки рыбин, рыбаки, затягивающие свои пестрые суденышки на сушу и распутывающие сети, парень с девушкой, с природной простотой не скрывающие свои чувства.

Помните, я намекал на «инопланетность» гамбийских девушек? Добавлю: они действительно красивы – но очень странной, непривычной для нас красотой.

(В скобках замечу: весьма популярен тут, поскольку, видимо, дешев секс-туризм – за соседними столиками и на пляжных лежаках не раз замечал белого европейца пенсионного возраста в компании юной особы из местных… впрочем, дама-европейка с юношей-аборигеном тоже не редкость). На самом деле, они, эти загадочные красотки, и взрослея, старея, остаются такими же для нас «нездешними».

Да и мужчины – тоже совсем иные, особенные.

Хотя бы наш гид Маму. Прекрасно говорит по-английски (вообще-то это тут государственный язык, который, помимо языка своего племени, а их в Гамбии семь, знает каждый ребенок). Удачно трудоустроен: работает в минтуризма страны, а госслужба – это, как известно, стабильность, заработок. Молод. Но гулянки, девушки – пока мимо.

«Мне надо сначала сестрам образование дать», – вот так свой аскетизм объясняет. А их, сестер, у него несколько – как в каждой гамбийской семье. Побывали мы в доме у старшей: взрослая, замужняя дама со своими уже детишками живет в довольно богатом, по гамбийским меркам, доме. Но и ее Маму своими заботами не оставляет: таких, как мы, туристов приводит, устраивают им тут мастер-классы по приготовлению местных блюд (с предварительной покупкой продуктов на базаре). Да, сам мастер-класс для меня лично состоял в нарезании большого количества лука, на чем я и дома-то руку давно набил. Но интересно было не это, а сама семейная атмосфера, лица кухаривших женщин.

В лица привычно вглядывался я и когда нас привели в какой-то еще один многосемейный двор, в центре которого сидел дед, попросивший его непременно сфотографировать («Через год вдруг умру» – объявил он), а вокруг сновало с полтора десятка женщин, некоторые беременные, и, наверное, с полсотни детишек, в большинстве своем худющих. За каждым белым человеком малыши бегали стайкой, вытянув пальчики и крича какое-то свое слово (его нам потом перевели, как «белый, белый!»), и, получив конфетку, многие тянули ее в рот прямо с фантиком.

В одной из комнатенок двора мы обнаружили местного шамана: он что-то нашептывал и страшно вертел глазами.

А потом мы оказались в некоей «специальной» этно-деревне. Встречали нас там, как лучших друзей, водили по неброским жилищам, где кто-то варил обед, кто-то кормил грудью младенца, а кто-то и затягивал гостей в странные движения гамбийского танца.

В школе, которая оказалась совсем рядом, шли занятия, а свободная от них ребятня слонялась вслед за нами привычной уже вереницей и выглядела при этом вполне ухоженной и даже компетентной в поедании конфет.

Потом нам скажут, что мы вообще-то были все-таки не первыми белыми посетителями этой деревни. Вторыми.

Не удержался я – подхватил одну малышку на руки, с другими сфотографировался. Знаете, они вообще-то потрясающие! Огромные черные глазки. Абсолютная – природная – открытость миру. В общем, я в гамбийских деток влюбился.

А девочку, встреченную в одном из здешних домов, просто своей волею мысленно назначил самым красивым ребенком Гамбии.

Она охотно попозировала моей фотокамере – я ведь ей сказал сокровенную фразу:

— You are very beautiful!

И я не врал – детям врать нельзя. В Гамбии все же немало красоты.

Она ведь в глазах смотрящего.

Фото автора

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *